?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

День рождения в 2013-м году
vanmeetin
С каждым годом собственный день рождения вызывает все меньше эмоций и желания как-то его отмечать. Видимо, по мере того, как человек все сильнее становится хозяином своей жизни ему видится все меньше поводов праздновать какие-то формальные даты. Если душе хочется праздника, можно устроить его и не привязываясь к какому-либо дню. Последнее время я стал сбегать от своего дня рождения, вернее избавлять других от необходимости меня поздравлять, придумывать подарки и прочее. В прошлом году я поехал на родину предков и встретил 28-летие в горной вегетарианской деревне с видом на галилейское море. В этот раз я итак уже находился в Лондоне, но вектор осенних перемещений в пространстве был задан, поэтому я решил, что надо из Лондона тоже куда-то сбежать. Мне как раз надо было открыть шенгенскую визу, которая волею судьбы была дана в испанском посольстве. Основная причина, по которой мне нужна немецкая виза - это возможность посещать бабушку с дедушкой, которые живут в Германии. В общем, в утро своего рождения я оказался в аэропорту Хитроу, откуда полетел в Барселону.

1. В лондонском аэропорту клевый стеклянный пол, люди очень смешно смотрятся, если смотреть на них снизу.


2. Прилетели в Барселону.


3. Чтобы иметь возможность перевести дух и получить иллюзорное ощущение дома мы сняли комнату в хостеле. Кажется, этот был признан лучшим хостелом в мире в какой-то момент. Я соглашусь с этим - лучший хостел, в котором я когда-либо был. Очень крутой старинный лифт.

Барселона - Берлин - ГанноверCollapse )

53. В ноябре дедушке исполнится 92 года. Они уже купили билет из Ганновера в Лондон, а я уже заказал стол в ресторане!
Вот так закончился безумный день рождения.


Спасибо всем, кто поздравил меня в разных соцсетях. Как бы то ни было, мне конечно же приятно.

Что касается надежд на новый год жизни, то у меня есть все основания полагать, что я превзойду себя в этом году и, например, открою Циферблат в Лондоне и еще несколько таковых в Европе.


Виктор Цой
vanmeetin
Все стали вспоминать Виктора Цоя, которому неделю назад исполнилось 50 лет. И я решил тоже вспомнить, чтобы закрыть эту страницу в собственной биографии. Когда-то давно Виктор Цой был весьма значительной частью моей жизни. Сейчас я склонен считать, что это было напрасно, поскольку в какой-то степени мой вкус формировался в этой странной эстетике, которая сейчас мне совершенно не близка. Все что в детстве в тебя входит, особенно если ты фанатеешь от этого, оставляет след на всю жизнь и на чувство вкуса. Моё чувство вкуса взросло, помимо всего прочего, и на группе "Кино". И хотя сам Виктор Цой, как человек, не вызывает у меня отрицательных эмоций, но вся эстетика и мелодизм, окружавший его, притупили мою гипотетическую тонкость.

Пока Цой жил, я был слишком мал, чтобы как-то относиться к его творчеству. Насколько я помню, меня оно пугало. Изредка по телевизору показывали отрывки его концертов в сюжетах про советскую молодежь и перестройку и мне, совсем маленькому мальчику, это казалось страшным и агрессивным.

Помню момент, когда по телевизору показали, что Цой умер. Мне было пять лет. Мой папа чуть ли не первый раз в жизни приехал ко мне на дачу и бабушка с дедушкой запрягли его копать картошку на огороде. Я сидел в доме и по телевизору увидел репортаж о смерти певца. Я выбежал в огород и стал как-то кричать, что "там какой-то Цой умер". Папа, который никогда не любил "Кино", вдруг резко стал серьёзен, бросил лопату и побежал в дом смотреть передачу. Я не ожидал такой реакции. Мне показалось, что это папин друг. Во всяком случае, Цой выглядел в стиле тех, с кем общался мой папа, будучи художником на Арбате. Но нет, папа не был с ним знаком и меня совсем маленького мальчика удивило - как можно переживать о смерти незнакомого человека, чьи песни ты к тому же не любишь. Но видимо, для многих людей было понятно, что со смертью Цоя наступает некий конец. Через год закончился совок. А потом начались "девяностые" и многие, одевающиеся как Цой люди вдруг стали носить совершенно другую одежду и странно себя вести. Периодически они исчезали. Навсегда. Те кто не переменил костюмов, как правило тоже исчезали. Кто-то уезжал заграницу, кто-то умирал от паленой водки.

Цой вернулся в мою жизнь в 1997 году. Помню, откуда-то у меня дома появилась самопальная аудиокассета на которой с одной стороны было написано карандашом "АлисА", с другой стороны "Кино". Я слушал обе стороны, но "Кино" меня больше привлекало. Алису слушал мой друг Петя. Наверное, он и принес эту кассету. Петя даже носил балахон с символикой группы Константина Кинчева. В 13 лет я начал жить как-то более осознанно, чем раньше. Во-многом, благодаря тому, что я стал ходить в школу, до которой нужно было целый час добираться на метро, с Калужской на Динамо. Меня и раньше мама отпускала из дома, но тут я стал ездить каждый день и быть далеко. Я стал покупать кассеты с группой Кино. У меня в классе были тоже любители этой группы. Тогда же у меня появилась гитара, но первые пару лет я не умел совмещать игру на ней и пение - были проблемы с ритмом и координацией. Зато мой одноклассник Паша научился это делать и мы с ним часто пели Цоя на улице или в огромной скульптурной мастерской его отца. Мы любили исписывать тетради и разные бумажки символикой рок-групп - "Кино", "Алиса", Doors, Beatles.
Я нарисовал замазкой на рюкзаке слово "Кино". Однажды я поднимался пешком по эскалатору со станции Динамо и кто-то дышал мне в спину. Я вышел из дверей и меня догнал парень моего возраста и стал драться. Это, наверное, был единственный раз в жизни, когда я дрался с незнакомцем. Было странно. Хотя он побеждал, а я неловко увертывался со своим рюкзаком, набитым учебниками, было совершенно не больно. Скорее стыдно. Парень приговаривал что-то про то, что Кино - говно. Нас разняли взрослые.

Меня тянуло на Арбат. Это было самое цоевское место, там тусовались все рокеры и неформалы. Тогда эти слова звучали гордо и романтично. Я хотел влиться в эту тусовку. Мне нравилось молча ходить по Арбату и слушать пипл с гитарами, поющими Цоя. Смотреть на фекальный юмор у театра Вахтангова (кажется он там до сих пор). С особенным трепетом я проходил мимо стены Цоя, не решаясь подойти. Потому что там тусовались самые сливки неформальной тусовки. Бывало, я раз пять проходил туда-сюда по всему Арбату, прежде чем решался подойти к стене, чтобы торжественно разломать сигарету Честерфильд или Бонд и положить ее в жертвенную нишу. При этом я, как правило, лишался все остальной пачки в пользу жителей Олимпа.

Однажды я купил себе подвеску на цепочке с надписью "Кино". Я долго копил на нее деньги, упрашивал маму. С другом мы поехали на Арбат и долго выбирали, что купить. С гордостью я дошел в этом украшении до ст. м. Смоленская. На эскалаторе меня догнали несколько пацанов старше нас года на два и, сорвав с меня эту цепочку, унесли ее вниз по эскалатору, в небытие московского метрополитена. Так я лишился единственного опыта ношения "официальной" символики.

Наслушавшись главных альбомов Кино я стал истинным ценителем его раннего творчества, особенно "неизвестных" записей и аккустических концертов. Нам с одноклассником Пашей нравилась песня "Когда-то ты был битником". Мне удалось отобрать у мамы старую-престарую кожаную обшарпанную куртку и я все время в ней ходил. Еще я носил бандану с инь-янями, и всякие дебильные значки. Одно время у меня на шее висела старая зубная щетка, это был такой "хиповский прикол". Я гордился этими щетками. За них меня особенно ругал директор школы. Когда я уходил из этой школы, я пришел в кабинет директора за своими документами в ожерельи сразу из семи щёток. Это было круто!

Ещё я писал в лифтах и на стенах "Кино", "Рэп - калл", "Металл - калл" и т.п. Однажды меня поднял за шею сосед-металлист с 16-го этажа, когда кто-то настучал, что это я зачеркнул его надписи про "Коррозию металла".

Однажды я шел в бандане по городу Пущино, где живет мой папа. Обычно я тусовался в микрорайоне АБ, а тут мы зашли кому-то в гости в микрорайоне В. И там была своя тусовка дворовых пацанов. Они выглядели примерно как я - длинные волосы, кожаные куртки, джинсы с цепочками. Я думал, что это свои. Когда я вышел из дома раньше папы и пошел на игровую площадку с меня кто-то сзади сдернул бандану. Я обернулся, там стояли трое пацанов. Они начали меня бить. Каким-то странным образом я повалил всех троих и в этот момент вышел мой папа и мы ушли. В след я услышал - "Рэпер сраный". Оказывается, меня хотели побить по ошибке. Ведь я сам ненавидел рэперов. Пацаны наверное слушали Металлику и Нирвану.

Еще в том же Пущино у меня была знакомая Полина, которая слушала Нирвану. Она была гранжер. Ей было 14, а мне 13. К группе Кино она тоже хорошо относилась. Она была крутая, курила с папиной женой на кухне и не стеснялась. Однажды мы слушали с ней кино и в этот момент пришел папа. Я помню, как он сказал: "Знаешь, я раньше думал, что я не люблю группу Кино..." - в этот момент я просиял - "... нет, я ее НЕНАВИЖУ!!!". Теперь я его понимаю. Я наведывался к нему в Пущино на школьных каникулах и в самый активный период киноманства я гулял с ним в наушниках и не общался, потому что не мог оторваться от Кино. Через пять лет я встретил эту Полину на новогоднем гуляньи. Она была в меховой шапке и шубе. Она была пьяна и толстая, похожая на продавщицу или работницу столовой. Полина танцевала под Дискотеку Аварию, шум фейерверков и крики гопников. Нирваны и след простыл. Еще через пять лет она умерла. И ее брат умер.

Однажды я разочаровался в арбатской тусовке. Я уже был чуть взрослее, и настырнее пытался проникнуть в неформальную тусу. Настырность заключалась в том, что я вместо того, чтобы разломав сигареты у стены Цоя, убежать ка обычно в метро, стал сидеть на тротуаре у стены. И даже накорябал красным маркером надпись "Кино". Ко мне подошел какой-то инвалид с костылями в компании двух бугаёв. Все трое носили символику группы "Кино" и иже с ней. Меня спросили как меня зовут, откуда я взялся. На мгновенье мне почудилось, что настал тот великий день, когда я вольюсь в настоящую компанию истинных киноманов. Я даже был готов выпить гранёный стакан соплей - мой друг алисаман Петя рассказывал мне, что у панков это такой обряд посвящения. Но не тут-то было. Соблюдив все формальности, у меня попросили все деньги, какие были с собой и ушли. Я потусовался еще немного у стены и пошел домой. С тех пор желание влиться в коллектив пропало.

Как-то летом я уехал на месяц в Словакию и жил в деревне. Приехав туда, я осознал самое страшное, что могло случиться со мной. Я НЕ ВЗЯЛ НИ ОДНОЙ КАССЕТЫ ЦОЯ!!! На неделю я погрузился в депрессию. Местные ровесники словаки слушали какую-то муру. Единственной приемлемой из плейлиста группой была еще неизвестная в России "Offspring". Сначала меня тошнило от нее, но когда я вернулся в Москву, я нашел кассету этой группы где-то на Горбушке и стал заслушиваться ею. Правда через пару месяцев ее клип появился на MTV и я стал считать эту группу попсой. В Словакии же было мучительно. Я мечтал о том, как я включу в гостиной дома своего любимого Цоя и все подростки сбегутся и охренеют оттого, как это круто. Но Цоя не было. Зато я купил за бешеные деньги кассету The Best of Doors. И слушал ее днями и ночами. Дорз заменили Кино.

Я еще долго слушал Цоя в наушниках на своем кассетном плеере. Сначала группа Кино переменялась Алисой, Чайфом, ДДТ, Наутилусом, Чижом, Гражданской обороной и т.п. Потом постепенно стали возвращаться любимые мной в детстве Битлз. К ним присоединились полюбившиеся в Словакии Дорз. Затем прибавились модные в моем классе Квины. В восьмом классе папа научился переписывать кассеты и стал дарить мне раритетные рок-н-роллы. Я стал слушать Бибапалулу, Бадди Холли, Претивуман, Литлричарда и т.п. Однажды я гонял на роликах в наушниках и меня остановил бывший одноклассник. Тогда все слушали Скутер, Продиджи, Аква и всякую такую муру. Одноклассник с гордостью показал мне свой выбитый в драке передний зуб, а также попросил послушать, что у меня там играет. Почему-то мне в тот момент было очень стыдно за то, что я слушаю не Цоя, а какую-то Бибапалулу, щиз май бейби. Одноклассник покачал головой и больше я его не видел.

Мне еще долго приходилось изживать в себе русский рок. В 15 лет я его уже практически не слушал, но очень много пел на улице с друзьями под гитару. В 16 в мою жизнь вернулись Битлз. Я работал в студии Лебедева в ночную смену. У меня был сосед Саша, который в свободное от студийной работы время делал сайт Джону Леннону. Он дал мне послушать несколько "неизвестных" песен битлз. Они мне очень понравились, потом я купил полную дискографию и Битлы вернулись в мою жизнь после девятилетней разлуки (все детство я слушал их перед сном), окончательно вытеснив Цоя.

Наверное, лет до 18 я периодически пел русский рок под гитару со своими знакомыми, хотя уже меня подташнивало от этого. В театральном институте приходилось много этим заниматься. Но когда я бросил театральный и сам стал заниматься музыкой, выступая в ОГИ и подобных заведениях, мне уже было не до русского рока и на этом он закончился для меня навсегда. Теперь я не в состоянии прослушать целиком ни одной песни группы Кино, но понимаю, что если бы я столь интенсивно слушал Эллу Фицжеральд, Диззи Гилеспи, Джона Колтрейна, Луи Армстронга, Билли Холлидей и других в период с 13 по 18 лет, и пел под гитару их песни, а не "Алюминевые огурцы", моя музыкальная карьера могла бы сложиться совершенно иначе. У меня было много энергии и смешных текстов, но чувствовать мелодизм я научился только недавно. И еще долго буду ему учиться.

А в подъезде у меня написано "Кино - говно". Правда, этажом выше "Цой жив!".

Ненавижу школу
vanmeetin
Разгребал я тут свои "архивы" - коробки со всякими штуками из детства и наткнулся на выпуск "Комсомольской правды" за 1996-ой год. На обложке моя фотография. Помню, только начался учебный год и к нам в школу пришел фотограф, который попросил кого-нибудь худенького на роль голодающего школьника. Естественно, им оказался я:

Я справа
Дальше идёт занудство о том, почему я так не люблю школуCollapse )
P.S. Проголосуйте за своего либимого писателя 1800-2000.